Почему запрет российских социальных сетей лишь преддверие тотальной войны на Украине…

Тотальная гражданская война в Украине – это, увы, не дурной сон и не злая шутка. Это реальная перспектива для страны, не способной себя прокормить. Так считает талантливый украинский журналист и мой хороший друг Антон Розенвайн. С ним, к сожалению, соглашаются многие коллеги и аналитики, сведущие в украинской ситуации. 

 

16 мая на Украине вступил  в силу новый пакет санкций. В рамках ограничений, наложенных на Mail.Ru Group, запрещены соцсети «ВКонтакте» и «Одноклассники». Кроме того, заблокированы все сервисы «Яндекса», ограничено вещание и заблокированы активы телекомпаний «ТВ Центр», РБК, ВГТРК, «Звезда», «НТВ-Плюс», ТНТ, ОТР и РЕН ТВ. Правда, похоже, что в этот раз санкции более ударили по самим украинцам, нежели по старательно выдумываемой стране-агрессору. При более детальном рассмотрении, выяснилось, что множество украинских сайтов были привязаны к запрещенным ресурсам, а популярные в ВК бизнес-группы давали работу тысячам граждан Украины. По отзывам же «школоты», без ВКонтакте, для них и вовсе жизнь не жизнь. По мнению некоторых подростков, запрет общения ВК может привести к волне  самоубийств. И хоть обойти наложенные запреты не составляет большого труда, но для этого нужна хотя бы минимальная компьютерная грамотность, которой обладают далеко не все завсегдатаи запрещенных ныне социальных сетей.

  Моего же друга-журналиста и его соратников, волнуют не только и не столько сложности входа на любимые интернет-сайты, а хорошо отслеживаемые по этим запретам тенденции. 

Очевидная неспособность прихвативших власть украинских правителей управлять государством, толкают их на все более рискованные действия. Желание расшевелить международные СМИ для оказания давления на Россию - единственное логичное объяснение последних запретов и действий украинского президента Порошенко. При чем, для этой цели, похоже, все средства хороши и то, что страна с десятками миллионов жителей балансирует на грани пропасти и любая раскачка в этом случае смерти подобна, его, похоже, мало волнует. 

Вновь и вновь возникающие обострения на Донбассе в международном сообществе давно приелись и потеряли свою остроту. Выступать спонсорами сомнительной украинской армии, где любое финансирование проваливается как в черную дыру,  и «замыливать» глаза читателю эфемерной российской угрозой находится все меньше желающих. Тем не менее, растущие пустоты в бюджете Украины нужно хоть как-то латать, да и отказываться от личных «комиссионных», которые щедро отстегивают себе украинские чиновники, срывая очередные европейские кредиты и дотации, тоже не хочется. В результате, они находят все новые противоречия, обыгрывание которых не позволят носителям демократических ценностей отказать в международной финансовой поддержке свободолюбивой стране. Не смотря на опасность и многочисленные предупреждения, замена, например, на украинских АЭС российских ТВЭЛов на американское оборудование пока прошла без значительных катастроф, ограничившись лишь большим числом мелких аварий. Тот факт, что где-то может рвануть серьезно лишь «подогревает» процедуру развала. Ведь превратив очередную часть страны в развалины, можно будет украсть огромное количество «гуманитарки».Но что еще должно «рвануть», чтоб за ее распределение не пришлось отчитываться? Как сделать так, чтобы общество никогда не спросило у власти, куда ушли годовые бюджеты страны и международная помощь?И как тот, кто еще вчера был никем, задекларировал десятки миллионов? 

Нагнетание противоречий и недовольство населения, способные вылиться в тотальное вооруженное противостояние, к сожалению, сегодня являются для украинской верхушки серьезным шансом сохранить лицо. Военное положение - один из немногих выходов, способных не только спасти власть-держащие персоналии от международного позора, но и продолжить процесс личного обогащения. Ведь понятно, что всеохватывающая война в самой большой стране на европейской территории никому не нужна. Не зависимо от «виза или безвиза», она перенесет нестабильность и вспышку террора на территории сопредельных государств и уже не позволит наблюдать конфликт с расстояния в тысячи километров. Уже не получится годами обсуждать нарушения прав человека, глядя на фотографии оторванных рук, ног и массовые захоронения, изредка их теряя и свысока давать советы и рекомендации, избегая личного участия в кровавых событиях.

Постепенное воздвижение запретов на фундаменте существующего локального военного противостояния с умелым использованием информационной составляющей – это то, чем занимаются представители украинской администрации сегодня. Запрет «ВК» и «Одноклассников» –необходимый штрих, накладывающий очевидное для каждого табу на все русское и российское. 

На 18 мая было намечено рассмотрение в Верховной Раде закона о запрете Украинской православной церкви (Московского патриархата) – крупнейшей религиозной общины страны. И хоть пока оно отложено - для запрета явно не хватает голосов – это лишь вопрос времени. Кого-то купят, кого-то запугают. А самое главное, что на самом деле, именно благодаря пышным описаниям законодательных поисков в местных СМИ и запрещении источников альтернативной информации, сигнал о безнаказанности преступлений в отношении УПЦ МП уже дан. И, как показывает практика, войны на конфессиональной почве – самые жестокие войны, которые неизменно охватывают территории стран полностью.

Еще в 2014-2015 годах в Украине произошло не менее 36 попыток захватов храмов УПЦ МП. Кроме этого, эксперты обращали внимание международных наблюдателей ОБСЕ на случаи поджогов православных храмов. «Нами зафиксировано 13 подобных случаев. Чаще всего поджоги православных храмов происходят в Киеве. Показательна безнаказанность этих преступлений», - говорилось в заявлениях начала 2016-го года. Однако сразу же после этого в «незалежной» произошел целый ряд шокирующих нападений на священников и их семьи, а поджоги храмов и домов священнослужителей стали носить системный характер. В ночь с 25 на 26 апреля 2016 года в Днепропетровской епархии Украинской Православной Церкви Московского Патриархата неизвестные напали на дом настоятеля храма святого апостола Андрея Первозванного отца Анатолия. Открыв дверь, священник получил удар по голове. Нападавшие связали его вместе с супругой, избили и подвергли пыткам, требуя отдать им все имеющиеся деньги. Не удовлетворившись достигнутым, священнослужителя забросили в багажник машины и вывезли за город, бросив без сознания. Придя в себя, под утро священник смог добраться до ближайших домов. Люди помогли ему вернуться в домой, где он нашел тело своей супруги матушки Ирины, которая скончалась от ран, полученных во время пыток. Сам отец Анатолий был позже доставлен в реанимацию в тяжелом состоянии. 

Как заявляют в Днепропетровской епархии, официальные украинские СМИ это преступление замалчивают. Между тем, количество подобных преступлений растет и более всего они процветают в Тернопольской, Ровенской и Хмельницкой областях.

В начале 2017-го года неизвестные в Киеве забросали «коктейлями Молотова» храм святителя Петра Могилы, принадлежащий Украинской православной церкви Московского Патриархата. Злоумышленники бросили в южную стену деревянного храма четыре стеклянные бутылки с горючей смесью. «Только чудом, покровительством Пресвятой Богородицы, храм остался невредимым, бутылки не разбились и отлетели от стен», - рассказывает настоятель Иоанн Тронько.

Примерно в то же время около 50 сторонников так называемого Киевского Патриархата произвели нападение на Успенский храм в селе Птичье Ровенской области.

Именно благодаря молчаливому потаканию преступникам и, наоборот, публичным запретам любых российских ресурсов, запретам, которые невозможно игнорировать простым гражданам, независимо от решения Рады уже в ближайшее время захваты церквей, монастырей и прочей собственности УПЦ (МП) могут принять невиданный размах. Естественно, будет шириться и противодействие этому. По мнению украинских аналитиков, не зависимо от того, на чьей стороне будет официальная позиция силовых органов, симпатии в большинстве случаев будут на стороне церкви. Не потому, что свобода совести есть базовый принцип, и любой юрист это четко знает, а потому, что сами силовики зачастую люди набожные и являются прихожанами той церкви, где духовная жизнь интенсивна. То есть там, где есть монастыри, святыни и мощная философская традиция.

Именно поэтому, по мнению экспертов, тотальная гражданская война – это, реальная перспектива для Украины. Форс-мажор, с точки зрения деловой репутации, всегда лучше банкротства. А деловая репутация в наше время оказалась более востребована, чем судьба страны. Возможно впервые в новейшей истории украинские государственники используют рычаги, которые дают информационные технологии не для хотя бы видимости улучшения жизни граждан собственной страны и не для атаки на противоборствующую сторону, а для того чтобы усугубить бедственное состояние собственного население и привести социум к взрыву. Взрыву, который в огненной пучинесметет все сущее и надежно скроет следы их преступлений.